?

Log in

No account? Create an account

И ангелы рассмеялись

познавая белый свет

Хитровка и жизнь Москвы в наши дни
brel_brel
Сегодня по Москве гуляли, опять на Хитровку пришли. Собралось 55 человек.
Город вызывает ощущение чуда, а то, что вытворяют с ним нынешние хозяева, похоже на игру дикаря или умственно отсталого с драгоценной, но хрупкой поделкой.
Когда у этих хозяев в двух руках всего два инструмента - плитка и проплаченная тупая ложь - масштаб безрассудного самоуправства вызывает особое удивление.
О чем рассказываю лишь на этой экскурсии?
Древние пожары и нашествие 1812 года.
Повальная нищета после отмены крепостного права и бегство в город в поисках работы.
Могучие и часто надчеловеческие проекты Сталинской эпохи.
Но во всём этом стояли рядом трагизм и полёт мысли, сила эмоций, неистовая мощь стихий.
И тут три десятилетия ползучего убожества, язвы которого страшнее грохота иных явных катастроф. Рядом с разрушениями и глумлением - наркотик развлечения для толпы. И это сочетание работает, дает ядовитые плоды.
Но может быть, чем больше стирается живого в удивительном организме Третьего Рима, тем более отчаянный порыв у людей к исследованию, к пониманию настоящего. Как жажда в пустыне. Как те капли воды, которые становятся спасительными.
И даже кажется, что расслабленному первому Риму с его переизбытком подлинных древностей, изысканных красот и обласканных со всех сторон туристов этой жажды сегодня просто не дано понять.

Попытка сказать о Париже-2019 без банальностей
brel_brel
Хочется о Париже написать не банально, но сама тема такова, что не получится.
Я думаю, что любой человек, собирающийся совершить заграничную поездку, если отмести понятие «курорт» и если дать только один вариант, скажет: Париж.
При этом, если спросить, почему, последует ряд довольно странных ответов.
Рестораны – скорее всего, турист попадет в самые отвратительные и при этом дорогие.
Одежда – тут не о чем больше говорить, как и об индустрии европейской моды в целом.
Кабаре Мулен Руж и канкан – дешевый развод с очень дорогой ценой за билет. Причем, сколько лет канкан танцуется в нижнем белье, я даже не знаю.
Лувр. Об этом напишу отдельно, но нынешняя поэтапная, через три этажа очередь за заграждениями, примерно как к паспортному контролю в Шарль де Голь, к улыбке Моне Лизы, у которой происходят истеричные попытки сделать как можно больше селфи, – просто верх цинизма по отношению к искусству живописи.
Нотр Дам. О нем мы все наслышаны. Он сгорел, теперь нельзя подойти даже близко. К тому же оказалось, что он не такой уж старый.
Эйфелева башня? Да, та самая, которую интеллигенция 19 века очень просила не оставлять. Да, это выдающаяся куча железа. Но вполне сопоставимая с нашей Шуховской… К которой ноль внимания в обществе и у специалистов, как мы тоже знаем.
Может быть, Монмартр? Все, что вы там увидите, можно было видеть с конца 80-ых на нашем Арбате, как впрочем, на любой туристической улице мира. Это тоже не имеет никакого отношения к живописи.
Воздух Парижа? Какой же у него аромат? Особенно на набережных? Часто в скверах? Нередко просто на старых улочках? О да, тот же запах радует и жителей Санкт-Петербурга. И я бы не сказал, что кто-то за этим запахом добровольно отправится в столь не дешевое путешествие.
Так вот – Париж это воплощение мифа, который существует абсолютно самостоятельно от вех перечисленных категорий и объектов. И каждая встреча с городом заставляет это почувствовать особенно остро.
Я не знаю, как это происходит. Но само наблюдение за людьми, которых ты видишь в Париже в самых разных кварталах, представляет собой неповторимое и уникальное приключение. Сейчас активно работает новый анти-миф – о том, что Париж это негры и арабы, причем самого худшего пошиба. Да, прямо скажем, традиционно французского Парижа я уже не видел практически нигде. Но ощущение было такое, что вся Земля, причем почти в тех пропорциях, в которых на ней и существуют разные народы, отражена в парижской толпе. Исключение составляют индусы. Это вообще гипернация, которая до сих пор в большей мере живет в своей многонациональной стране, так же представляющей мир в мире. Но даже индусов здесь встречаешь очень много.
Опять же, просто встретить на одной улице дородную черную-причерную африканку в чем-то пестром и сугубо национальном, рядом толпу японцев с фотоаппаратами, а за ними следом очередного саудовского многоженца с гаремом, это мало. Это случается и в некоторых международных аэропортах.
В Париже есть ощущение, что вся эта масса здесь или на самом деле живет, или абсолютно гармонично вписывается в существующий пейзаж.
Сам же пейзаж это не столько Сена, как непосредственно река или Елисейские поля как реальная улица. Это бесконечные цитаты. О великих с архитектурной точки зрения городах – Риме, Флоренции, Праге (я уже не говорю о Питере и Москве) не снято и сотой доли тех фильмов, которые мифологизировали Париж просто по ходу дела, без специально поставленной цели. Именно поэтому специальные попытки, вроде сборника «Париж. Я люблю тебя», оправдали себя менее всего. Хотя и они легли в копилку.
Но и цитаты это тоже не все. Париж это не постмодернистский город, хотя легче всего было бы оправдать все именно этим тезисом.
Предположу, что это город, где человеку с подвижным, мобильным сознанием и состоянием души открываются неожиданные перспективы. Конечно, для мигранта из Сирии это одна перспектива, а для начинающей американской писательницы совсем другая. Но еще и столкновение, даже конфликт этих перспектив составляют особую драму.
Вот отсюда то ли исполненное ложного пафоса, то ли иногда пугающе реальное (а я знаю примеры) – «Увидеть Париж и умереть». Но может и умереть так, чтобы увидеть новый Париж новыми глазами, если выдастся шанс попасть сюда еще раз.

Шагал и немного антирекламы
brel_brel
Не ходите в Ницце в музей Библейского послания М. Шагала.
Лучше уж дойдите до музея Матисса, где тоже экспонатов очень мало, но они все же разные и, если читать информацию на стендах, можно узнать много интересного.
Вообще, Ницца это совсем не город музеев. Это город-набережная, где и происходят все самые важные события (теперь включая и знаменитый теракт, который, в итоге, публику от города не отпугнул, как не отпугнуло множество терактов турпотоки от Парижа).
Но это шаг в сторону. Вынужден сказать несколько слов о Шагале. В музее выдают аудиогид, и есть на русском (а в Лувре до сих пор нет, позор!).
Так вот, работы мэтра я смотрю не первый раз. Но тут еще послушал разборы.
В каждом многозначительная фраза – художник отразил все страдания еврейского народа.
Вот говорят сейчас о такой масштабной вещи, как «торговля холокостом». Надо сказать, что Шагал переплюнул всех мастеров этого жанра. Он, если верить аудиогиду, невероятно прибыльно поторговал всеми «страданиями еврейского народа» скопом.
Потому что чем еще объяснить, что абсолютно одинаковые, написанные явно не знакомым с азами живописи и тем более рисунка человеком, имели такой грандиозный, колоссальный успех, к тому же при жизни?
Вообще, даже те, кто знает Шагала мало, легко представят его стандартную картину: убогая деревенька (это Витебск). Летящий по небу ангел с кривыми руками и ногами. Бородатый мужик, задравший голову и скосивший глаз. Тетка, сжимающая огромное лиловое дитятко. По вкусу – детали: цветочки, львиные головы, летающие козлы, ведро, распятие.
Конечно же, живопись после импрессионистов это не рисунок, а цвет. Да, да. В музее Библейского послания есть все цвета. Даже есть белая радуга, а вокруг все ее цвета на предметах. Мэтр знал кое-что о радугах и белый цвет добавил не случайно.
Но все же отнимите «страдания еврейского народа». И попробуйте поставить рядом хотя бы Пикассо, хотя бы того же Матисса. Или Кандинского, или Малевича. Я уже не говорю – Сальвадора Дали.
Я не специалист в истории живописи, но изучаю живопись всю свою жизнь. Если я не прав, то дайте ссылочку на яркий разбор того, почему же еще юноша из местечка так очаровал французов, а за ними и весь мир. Почему ему доверили витражи в католических церквях, плафон в Опере Гарнье и при жизни построили для довольно скромного числа полотен целый музей?
Кстати, в Опере шо, тоже страдания еврейского народа на потолке?
Наверное, мне все же придется добавить, хотя я уже предвижу чей-то гнев в любом случае. Так вот, никаких страданий еврейского народа я у мэтра не вижу. Вижу, что человек классно прикалывался. И делал это вполне жизнерадостно и бодро. Но удивительно прямолинейно и однообразно, учитывая столько лет творческой биографии (в отличие от того же Пикассо).
Поэтому я не о страданиях. Я о неслыханно удачной торговле.

Еще о французах. Главная ценность Франции
brel_brel
Еще о французах. Наблюдаю за ними в жизни в разных городах. Смотрю передачи, которые они делают.
Вот такая мысль пришла: главное национальное достояние во Франции – человек. Не могу утверждать безапелляционно, но думаю, идет это от тех же просветителей – Вольтера, Руссо, Дидро. И от Великой французской революции.
Ни нефть, ни газ, ни никель или алмазы, ни лес или реки и озера, а люди – главная ценность и капитал. Если человек не чувствует себя личностью, если человек не осуществляет свое право выбора пути, поступка, право на борьбу с угнетением, нет и государства. Конечно, саму территорию собрал Людовик XIV (условно). Но буквально два поколения, и главным стало уже не чувство территории.
Поэтому де Голь отказался от «неотъемлемой части Франции» - Алжира, и все равно не стал французским Горбачёвым, до сих пор многие, с кем я разговариваю, признают его последним великим руководителем республики. То есть признают за ним осознанное право такого выбора для страны.
Но разговор даже не о государственной политике как таковой, особенно последних десятилетий. А о неком важном общественном чувстве.
Вот один пример: в Арле есть археологический музей. И большой зал там посвящен одной находке – большому речному античному судну, поднятому со дна Роны. Сам корабль аккуратно собран в центре большого помещения, а вокруг расположено то, что в нем найдено – от амфор до якорей. Но главное – не судно, а фильм о том, как его поднимали и устанавливали в музее. Его крутят в небольшой комнате рядом с экспозицией. И когда ты смотришь этот фильм, то понимаешь: дело не в самой идее – зачем-то вытащить со дна речного давно утонувшую посудину. А дело в десятках и даже сотнях людей, которые этим занимались. От ученых до рабочих самых разных специальностей. И тут можно сказать – о, да тут целая пропаганда! Да, именно она! Пропаганда человеческих умений – достать досочки из ила, очистить их, обработать, изучить по книгам все найденное, потом подправить, что-то подкрасить, что-то заменить. И дело не в высочайшем уровне реставрации и тех средствах, которые на это затрачены. А в том, как высвечивается каждый человек, делающий свое дело с любовью и мастерством.
А сегодня я посмотрел очень похожую передачу – но о том, как разные французы из разных регионов делают дома своей мечты. Это не наш убогий сюжет про мастеров, которые за два часа тебе изуродовали бесплатно твою любимую комнату. Это грандиозные истории, в чем-то похожие на историю открытия и перенесения в музей римского корабля.
Вот семья выбирает проект, вот находит архитектора, вот подбирает тип кредита, вот что-то делает уже своими руками, вот что-то не ладится. Проходит месяц, второй, проходит год. Да, это свой дом, и это дорого, и это позволяют себе не все, и это не быстро. Но это не клетушка в тридцатиэтажка, которую тебе дал Собянин и ты кричишь: о боже, как я счастлив, а в Рязани люди в халупах гниют… И это не особняк за 10 миллионов баксов на Рублевке, который ты хапнул, потому что ты современный рассейский «бизнесмен».
Это большое дело десятков людей, живущих в разных местах, работающих много и упорно и любящих свою семью, свое дело и свою страну.
Вот знаете, просто слезы на глазах.
Я не знаю, почему у нас не так, но у нас совсем не так. И я не хочу больше слушать про газ, «которого у нас больше, чем во всем мире», и потом слышать, как какая-то очередная старушка топит печь углем, который не на что купить, и перспектив нет. Ни у бабушки, ни у сына ее, ни у внуков.
Если для тебя ценность – царь-батюшка, который был добрый и в своем угодье размером с Финляндию всегда думал о народе, который честно гнул на него в спину, а батюшку в 17 году свергли злые люди, или если у тебя ценность – пусть я умру без пенсии, а ребенок станет наркоманом, зато мой президент и за амфорой нырнул, и в истребителе пролетел, тогда то, о чем я написал, даже понять будет сложно.
Французы это, повторюсь, прошли уже в конце 18 века. А мы прошли было, да вернулись…

Что происходит с Москвой
brel_brel
Я не согласовывал уничтожение на моем бульваре кленов, посаженных пятьдесят лет назад. Я не согласовывал ежегодное выгребание листвы из-под каждого куста и с каждой лужайки. Я не согласовывал ежевесеннее выливание по всему городу тонн краски с ядовитым растворителем, отравляющим воздух вокруг.
Не согласовывал перекладку плитки, бордюров, асфальта десятки раз на одних и тех же местах, установку бесконечных бездарных коров и матрешек на каждом углу, столь же бездарные лампочки и прочую чушь над историческими улочками - все это за миллионы рублей, которых не хватает на простые процедуры в поликлиниках города.
Не согласовывал выброс ядовитых испарений, в пять - в двадцать раз превышающих любую норму, отчего весь мой Нагатинский затон задыхается по ночам уже лет пять. Не говорю уже о прокладке трассы через зараженную зону на границе парка Коломенское, где вместо дезактивации предлагают все разворотить, разнося по городу радиацию.
...Я не понимаю, почему любая парковка в городе стала платной, остановка более пяти минут стоит несколько тысяч, а выходные и ночные часы - вопреки всем указаниям на "европу", в которой и близко такого нет, - тоже временем поборов.
Я не смирюсь с уничтожением десятков исторических зданий, на месте которых ставят бездарные новоделы, псевдореставрациями, после которых от палат 17 века остается фундамент.
Я видел десятки городов Франции, Италии, города Германии и Испании (стран с высокой плотностью населения). И десятки малоэтажных домов с очень небольшими по площади квартирами, которые никто не предлагает сломать, переселив целый город в двадцати- или сорокаэтажный монстр.
Я за несколько лет общался с целым рядом "хозяев" города, начиная от рядовых таджиков с той же краской или топорами, которыми они уродуют деревья у моего подъезда, нагло посылая меня, жителя города, на хер. И заканчивая разными сотрудниками управ и ведомств, которые тоже смеются в глаза или сразу начинают угрожать в ответ на любое простейшее требование.
Поэтому мне не надо рассказывать про либералов и Майдан, про неповиновение какой-то там "полиции", само название которой мне напоминает о самых худших временах на моей земле, не надо рассказывать сказок про город должен развиваться. И про "не согласованные акции",
Я не дикарь, прилепленный к телевизору и воспитанный на газетке "Мой район, счастье наступило". Я отлично вижу, что урбанистический фашизм буквально процветает в Москве. И разрушает он людей и эстетически, и банально, физически. А с фашизмом надо вести борьбу самыми суровыми методами. И то, что происходит сегодня - это просто цветочки.
Ни Наполеон, ни Гитлер не смогли сломить дух Москвы. И те, кто сегодня превращают ее в этакий гламурный концлагерь, должны отправиться в том же направлении, что эти два великих "реноватора".

Протест против невежества и хамства в Москве
brel_brel
Я могу понять и возможно даже простить многие грехи. И гордыню, и ленность, и уныние. И прелюбодеяние (о да!). И посягательство на чужое имущество, потому что воровство воровству - рознь. И даже убийство можно если не оправдать, то искупить.
Но невежество и хамство - сейчас для меня два самых страшных греха. Я не хочу и не собираюсь их прощать и поощрять.
Проявление этих двух грехов я в своей стране и в своем родном городе вижу в последнее время все чаще и чаще. До такой степени, что готов бежать отсюда куда угодно. Но я отнюдь не мечтаю уступить свое место той злобной, осатаневшей от безнаказанности черни, которая разжирела на моих глазах за последнее десятилетие так, что перестала влезать в любые ворота.
Поэтому я - на стороне всех, кто хоть как-то пытается в Москве протестовать против невежества и хамства, ставших фирменным стилем управления гигантским, сложным, прекрасным городом на всех уровнях - будь то медицина, образование, транспорт, культура, жилищное хозяйство.
Торгующие во храме великой столицы всем и вся должны быть изгнаны.

Арль - с Ван Гогом и без него
brel_brel
Почему-то я думал, что никакой город Франции меня уже не сможет поразить. И этот город обнаружился внезапно. Это Арль - который можно было бы назвать городом Ван Гога (то есть местом интересным потому, что там жил великий художник). Но после первой же встречи с Арлем приходит в голову иное: гении не выбирают случайные города.
Арль - это окситанский (или провансальский) Рим. Это миниатюрный музей эпох и стилей в архитектуре под открытым небом.
Это город странного и внешне, обманчиво простого рельефа - линия домишек вдоль реки, вдруг, при повороте в узкие переулки оборачивающаяся подъёмами и спусками.
Город людей, подглядывающих за тобой из окон старых домов, с верхних этажей. И людей, показывающих свои кухни и гостиные на первых этажах почти по-голландски - вот вам и рифма к появлению здесь художника из Ниделандов.
И еще это город линий и красок, так что мы вновь возвращаемся к живописи. Место и человек могут магически встречаться. На углах многих зданий старого города в нишах появляются разные забавные каменные человечки. В других городах статуя Богородицы в нише уже не удивляет, а здесь целый "народец". У него свой уровень общения и существования.
Ван Гогов тоже, конечно, не мало, на открытках и картинах, на фотографиях в витринах. Но меньше, чем можно было ожидать. Просто роль городского "домового" досталась этому чужаку. Кстати, Гоген здесь тоже появлялся, а духом города не стал? Интересно. Места сами выбирают своих хранителей и популяризаторов.
И ещё об Арле не скажешь: он уже не тот... Как принято говорить о Париже, например. Он как раз тот самый. И античный - с колоннами, театром, ареной, термами, и средневековый - с чудищами, нависающими с крыш отнюдь не культовых зданий, и богемно-бездумный город fin de siècle, на который обрушатся два последующих железных века. А он всё равно устоит.

Моя книга прозы подходит к этапу вёрстки
brel_brel
Друзья, в ночи делюсь новостями по книге прозы, которую я затеял издавать. Работа движется в том духе, который я люблю - долгая читка редактором, переписывание мелочей, читка корректором, уточнение мелочей. Надеюсь, до типографии остаётся совсем не долго.
Параллельно, как вы знаете, я собирал пожертвования на типографию (собственно печать тысячи экземпляров в твёрдой обложке). Прямо скажу, что у некоторых моих друзей даже сам факт такого поступка вызвал раздражение и неприятие. Каждого человека можно по-своему понять.
Тем не менее, я очень благодарен тем, кто книге позволил увидеть свет, и только сегодня была еще одна приятная новость.
Я всё отчётливее понимаю, что без друзей никакой книги бы никогда не случилось. Как и первых двух, конечно. Но в данном случае дело ещё интереснее, чем было более десяти лет назад. Тогда помогал один друг-меценат, сейчас в создании книги участвует уже двадцать три человека!
Осталось собрать 40 тысяч рублей - и дело будет завершено. Если кто-то прочитает объявление впервые и возникнет желание помочь состояться серьёзной, "не развлекательной" (хотя я надеюсь, не скучной) литературе, к напишите.
Ещё раз уточню. Никакой катастрофы нет, свои жизненные проблемы я решаю сам, речь идёт именно о поддержке моего труда и возможности оставить нечто важное для потомков. Исходя из этого и принимайте решение.
Спасибо и доброй ночи!

Новости о моей книге прозы
brel_brel
Друзья! Коротко о происходящем с моей книгой. Сейчас сборник читает редактор. Для меня это важный момент - взгляд профессионала со стороны на мелкие детали моих "творений". Некоторые вещи я сам не готов уже анализировать и по десятому разу править. А как говаривал старина Борхес, может и не надо, нечто при идеальной правке убивается. Надеюсь также на днях увидеть дизайн обложки. Будет обязательно нечто из римских впечатлений - ждите пару античных профилей.
Еще раз о вашей помощи. Это стало колоссальной поддержкой, поэтому теперь даже мечтается и о том, что стихи, написанные за 12 лет с момента выхода книги "Свой век", однажды тоже удастся издать.
Теперь я могу сказать смело, что моя книжка будет народным проектом, столько было откликнувшихся друзей. Если у кого-то еще есть желание, пожертвования на издания я продолжаю принимать, но реквизиты здесь не пишу, может зря, но оперативно назову их. Вообще, простите, что все детали открыто обсуждать не готов. Тем не менее, если у вас есть друзья, которым интересна и важна судьба современной "не раскрученной" литературы, я буду рад вашему перепосту или просто распространению информации.
Верю, что книга "Аверс и реверс" с первой частью "Ленинградская трилогия" и второй "Разные русские" на ментальном уровне уже существует.

Издание моей книги. Обращение к друзьям
brel_brel

Решил скопировать из фб, вопрос для меня важный.

Друзья! Наверное, кто-то из вас помнит, что несколько лет я искал возможность издать книгу. Похоже, дозрел :) Правда, это будет не лирика, хотя сие не означает, что у меня нет стихотворений – с 2007 года накопилось на сборник точно. Но все же две книги лирические у меня уже есть. В первый раз покушаюсь на прозаический сборник и собрал туда рассказы и повести лет за, страшно сказать, 17 лет жизни. Нашелся издатель. Это уже подарок судьбы. Но часть расходов - на печать такого варианта, как я бы хотел видеть, я должен оплатить сам, есть и часть денег (всего требуется 164 тысячи). Так или иначе, книга будет представлена на ваш суд. Те, кто бывал на моих экскурсиях и знает, что я стремлюсь любой рассказ сделать интересным, возможно, найдут для себя нечто интересное в историях о моих современниках.  И все же, если вы окажете поддержку в издании книги (она будет называться «Аверс и реверс»), это будет бесценный дар. Надеюсь, во благо литературы.  Любая сумма мне поможет почувствовать, что книги сегодня нужны читателям. А ваше имя обязательно укажу при публикации. Прошу здесь не обсуждать саму необходимость или правомочность таких обращений (вроде бы за все время моего прибывания в соцсетях для себя лично я ни разу ничего не просил), приветствую письма в личную почту! (brelsv@mail.ru) Спасибо тем, кто моральную поддержку выразил ранее, когда мы обсуждали эту тему впервые, и я еще не был уверен, что соберусь нечто издавать.
Ваш С. Брель