Опять о памятнике железному Феликсу

Железный Феликс Вучетича остаётся одним из тех шедевров, расправа над которыми равноценна коллективному самоубийству - которое происходило буквально на моих глазах в августе 91-го. Я, двадцатилетний, тоже стоял на той площади и скандировал вместе с толпой: "Долой КГБ!" в приступе диковатой радости, продиктованной, по сути, чужой выгодой. Навязанной, кстати сказать, без всяких соцсетей - журнала "Огонек" и программы "Прожектор Перестройки" вполне хватило. 

Те, кто до сих пор видит век отечественной истории в лучах того прожектора, Дзержинский и его изображения, конечно, будет пугалом, от которого бегут куда глаза глядят. Тогда логичным замещением становится карлик Солженицын на бывшей Алексеевской-Б. Коммунистической, одолевая гиганта, во многом равного богам античного пантеона. 

Напомню: большевики в свое время не тронули ни Петра I, ни Николая I возле Исаакия. Но дело не в том, чтобы теперь соревноваться – кто больше снес, а в том, на чьем веку мы развивались и жили осмысленно. 

Рухнул Феликс, и символически через два года криминал открыто расстрелял парламент, за который ратовали противники единовластия КПСС, а дальше понеслось прочее – гражданская война по окраинам, публичный распил недр и предприятий, уничтожение настоящей интеллигенции и замена ее крикливыми клоунами-демагогами, стремительное обращение страны в сырьевую базу крупных и матерых хищников. 

Collapse )

Теория выживания и иллюзии

Одно из самых тяжёлых впечатлений и открытий уже во многом завершающейся жизни - понимание, что главная её составляющая: примитивная, животная, дарвиновская борьба за выживание - даже когда внешне человек не ползает по помойкам и не бегает с автоматом по африканским джунглям или бразильским трущобам. 

Никакое образование, воспитание, так называемое "место в обществе" не гарантирует ничего, и если ты ежечасно не готов демонстрировать звериные навыки, то дно оказывается рядом за секунды. 

В этот момент культура, гуманизм и иные многочисленные  иллюзии и идеалы становятся не подмогой, а лишней болевой точкой, разрушающей сознание...

31 января — поездка на концерт

Сегодня мы с женой поехали на дневной концерт в зале Чайковского, концерт, который я очень ждал. Выступал оркестр под управлением Федосеева – последний раз я застал выступление маэстро более года назад, до пандемии. Играли Прокофьева, и Юлиан Макаров читал фрагменты его писем.

Испытывал серьезную тревогу – удастся ли и добраться до места и вернуться без приключений. 

Но и машину припарковали спокойно и даже прекрасно погуляли и до после – увидели множество старых домов на задворках больших зданий на Садовом кольце, а под конец ещё и прошлись по Большому Каретному. 

Видели у Красных ворот группы, пытающиеся двигаться к Лубянке, видели множество силовиков в их космических шлемах. А в остальном город казался почти пустым. 

По-прежнему нет сочувствия ни к власти, ни к защитникам Навального. Вот, скажем, по пути по радио услышали беседу с озверелым антисоветчиком, при этом сотрудником главного гостелеканала Сванидзе, которого якобы на какое-то время задержали, конечно, за то что «просто стоял». 

Тем не менее, мне отлично понятно, как много есть людей, которых существующий порядок вещей достал по объективным причинам. И то, что они сегодня тоже куда-то вышли и постояли, уж точно по мне не повод называть их всех огульно «подонками и мразью», как уже поспешили написать некоторые особенно рьяные поэты-патриоты. 

Collapse )

Разговоры о двух персонажах

Целую неделю я, видя молодежь, не важно где - на улице, в школьных аудиториях, почти тут же слышу диалог, в котором звучат две известные фамилии. Я даже не слышу там слово "митинг", а вот спор по поводу персоналий слышу. Ну и "дворец", разумеется, тоже звучит.

Сначала я относился к этому с раздражением как к любому проявлению массового программирования через сми и сети. А потом поставил в контекст того, что в моей жизни происходит, что там у моих знакомых в градозащитной среде, как вообще настроения у людей, и думаю: уж лучше пусть хоть как-то поспорят. Кстати, что важно, это всегда именно дискуссия, то есть кто-то приводит аргументы за одного из персонажей, кто-то за другого. Это вообще самое приятное - у молодых людей (с которыми я столкнулся, во всяком случае) нет однозначного понимания событий. Но есть желание разбираться в происходящем со страной.

К сожалению, левые силы таких повесток пока создать не способны, новые анархисты или социалисты так умы не будоражат.  

Collapse )

О дворцах и друзьях

Это всё не я, не моё, просто есть друзья, да и то не всех я знаю. У кого-то из них бизнес, но не у меня.

Кто-то тут видит новость?

Даже российские императоры, самодержцы, которые могли ни перед кем не оправдываться и ничего не стесняться, тоже ведь часто совершали нечто не вполне государственно полезное ради друзей.

У Петра Алексеевича – всё же масштаб личности, верно? – был Меншиков. Когда Татищев приехал на Урал поднимать рудное дело в интересах империи, то столкнулся с ужасающей местечковой деспотией клана Демидовых. Последние не были даже дворянами, но власть забрали колоссальную. Приказчики Акинфия Демидова «увозили с казённых рудников руду, избивали рабочих, чинили препятствия при проезде» через их личные слободы. Государственные изыскания подрывали их монополию и, по сути, существование государства в государстве, которое они построили. После попытки усмирить принципиального Татищева взятками, клан подал на него жалобу, и хотя на разбирательстве в столице все обвинения оказались не подтверждёнными, за клевету их никто не судил. Даже штраф в 30 тысяч рублей с доносчиков не взыскивали, ибо в покровителях у них ходили царские любимцы – Меншиков и Апраксин. Первому же вообще спускалось казнокрадство в таких масштабах, что говорить о какой-либо справедливости просто не приходилось. 

Collapse )

Между двумя Рождествами

Чего хочется всем нам пожелать, если уж пытаться... Верить в жизнь как этическую и биологическую силу. В то, что всё совершившееся зло, насилие, преступления, подлости и надругательство над разумом могут быть излечены, преодолены в обратном «лечении» - в направлении хода времени от конца к началу, которое предрекают и крупные религии и отчасти некоторые современные научные догадки. 

Если обратный ход времени возможен, возможно и преодоление энтропии, и исцеление падшего мира. Мы, русские, сейчас охотно празднуем два Рождества – старое и новое и между ними Новый год. Конечно, в каком-нибудь Непале еще больше несочетаемых праздников – с каждой веры по нитке, лишь бы не скучать, но тут я вдруг разглядел особый смысл. 

Мы уже больше сто лет играем со временем, двигая его в течение пары недель в разных направлениях, каждый раз приходя к одному – радости рождения Спасителя. Он у нас появляется в условно католических яслях, потом прыгает через светский «новый год», как бы исчезая, и тут же вновь приходит, озаряя светом любви зимние потёмки. Мы ценим Рождество вообще больше Пасхи просто потому, что уже в какой-то мере научились двигаться в обратном направлении и неосознанно одолевать боль, которой в нашей жизни слишком много, оставляя все крестные мучения в «прошедшем будущем времени». 

Collapse )